Eileen (espeil) wrote,
Eileen
espeil

На Медузе - материал про буллинг.
Журналистка, ушедшая в свое время из школы, потому что над ней смеялись, много лет спустя решила пообщаться с одноклассниками.

Цитата про одного из выросших одноклассников, про интерпретации и отрицание, а также про вину жертвы за то, что чувствует себя жертвой:

Но он уверен: то, что со мной происходило, нельзя назвать буллингом.

«Для меня странно, что ты и другие люди, над которыми мы шутили, так серьезно к этому относились, — говорит Антон. — В некоторых школах детей избивают, макают головой в унитаз. Но мы даже не знали, что такое где-то бывает. В нашей школе на первом месте был творческий процесс, и лично я был очень поглощен им. А шутили мы просто для того, чтобы повеселиться. В этих шутках не было какого-то смысла или подтекста, никакой жестокости».

Больше всего ему запомнилось, как мы ставили спектакль <...> [и у меня не получалось прочитать текст ритм]. Я долго тренировалась дома и в конце концов научилась попадать в ритм, но для этого мне нужно было отбивать его ногами. «Конечно, это выглядело смешно, и мы изображали, как ты это делаешь. Непонятно, почему тебя это задевало и почему ты никогда об этом не говорила. Ты ведь могла подойти и спросить у нас, как правильно прочитать текст. Может, тогда мы бы не так смеялись».

Антон считает, что мне стоило бы подходить ко всему «более философски». «Я не понимал, почему нужно уходить из школы, если над тобой шутят. После твоего ухода были люди, над которыми смеялись куда жестче. Но они это так не воспринимали, и мы до сих пор с ними дружим».



Я в своё время гораздо чаще была жертвой (лет в 12-14), но пару раз была и среди агрессоров. Один раз, в 10 лет, сразу было понимание, что вообще-то это плохо; стыдно стало примерно сразу. А в другой раз, в 13 лет, мне было норм, потому что "мы же не издевались, это был просто розыгрыш!" Розыгрыш, правда, вышел до слёз.

И у меня нет однозначного ответа, где заканчиваются "просто шутки" и начинается буллинг (в который должны вмешиваться педагоги).
Определения говорят, что травля - это когда "шутки" повторяются и когда в роли жертвы выступает более слабый (в данный период и в данной ситуации; роли могут меняться).
Если к определению добавить злонамеренность, как часто делают, то как раз получится, что "мы не хотели ничего плохого, хотели только пошутить - значит, это не травля" - прямо как в цитате выше.

P.S. А ещё в статье есть поразительный пример педагогического вреда. Что характерно, дело происходит в "хорошей школе".

«Помню, раз в год мы писали „интеллектуальный марафон“ — что-то вроде школьной олимпиады, где оценивался общий кругозор. Потом была „директорская перемена“ — вся школа собиралась в зале, и нам объявляли результаты. Там была номинация „тормоз-класс“: на сцену вызывали тех, кто справился хуже всего, и вся школа над ними смеялась. Я очень боялась оказаться в „тормоз-классе“. Мне и сейчас не по себе, когда я думаю об этих собраниях».
Tags: links, social
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments